Добро пожаловать в Фир Болг! Волшебный мир драконов, принцесс, рыцарей и магии открывает свои двери. Вас ждут коварство и интриги, кровавые сражения, черное колдовство и захватывающие приключения. Поспеши занять свое место в империи.
Вверх Вниз

Fire and Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » Слышишь, невеста, звон колоколец? Это приходит твоя пора…


Слышишь, невеста, звон колоколец? Это приходит твоя пора…

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Слышишь, невеста, звон колоколец?
Это приходит твоя пора…

И станут решать, наделённые правом суда:
Кого на широкой земле ты подаришь любовью?
Какая над этой любовью родится звезда?

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

10-11 апреля 3286 ❖ Галирад ❖ Ярополк и Велеслава
http://sd.uploads.ru/ze32s.jpg http://sh.uploads.ru/9Ej4z.jpg

Марена забрала в свои чертоги жениха княжны Велеславы. Союз между Галирадом и Руяном теперь не получится скрепить браком. Но князь Ярополк получает неожиданное предложение – руки его сестры просит князь Руянский Олег.

Отредактировано Veleslava оf Galirad (2018-12-22 10:44:21)

0

2

Перед Ярополком на столе лежало письмо с печатью князя Руянского. С малых лет они были друзьями. Олег сватал для друга Святославу, и был дружком у них на свадьбе. Всегда желанный гость в Галираде. И все же полученное письмо жжет Ярополку руки, слепит глаза.
- Мой князь ждет ответа, княже, - подает голос парень, привезший письмо от Олега. Изяславич поднимает на него взгляд, и парень тушуется, опуская очи долу. Его поспешность объяснима приказом Руянского князя и его нетерпением в получении ответа. Но разве такие вопросы в спешке решаются, ведь, ни что-нибудь, судьба любимой сестры на кону.
- Ступай покуда, - велит Ярополк, вновь беря в руки злосчастное письмо. – За ответом на рассвете придешь.
Гонец кланяется, и уходит, а князь велит позвать мать. Марфа Микулишна все еще в обиде на сына, что мнение ее не спросил, когда невесту себе выбрал, да в дом привел, женой назвав. Не по сердцу ей Святослава оказалась, как не по сердцу был и жених Велеславы, княжич Руянский, за которого дочь еще отец сосватал. И как был ненавистен муж Марфе не был, а воли его последней все ж таки нарушить она не посмела. И Велеславе жених вроде нравился. Во всяком случае, неприязни к нему сестра не выказывала, всегда приветлива и ласкова с ним была. На том Ярополк бы и успокоился, волю отца исполнив, союз с Руном укрепив и сестру не обидев. Да Марене княжич Воислав видать приглянулся, забрала она его в свое темное царство за Калиновым мостом.
- Звал ты меня, мой князь? – голос Марфы холоден, что зимняя стужа, а взгляд, обращенный на сына не ласков. Не скрывает мать своей обиды.
- Садитесь, матушка, да письмо вот прочтите, - говорит Ярополк, сам поднимаясь и пододвинув к женщине письмо, отходил к окну светелки. – Князь Руянский, Олег просит руки дочери вашей, Велеславы. Честью просит, на договор между отцами нашими не ссылается и брата своего младшего ни словом не поминает.
Марфа как-то надрывно охает, так что Ярополк тревожиться и уж готов кликнуть слуг, но женщина взмахом руки его останавливает, и лишь просит лучину подвинуть ближе. Князь исполняет веление матери, но все еще нет-нет, да и бросит на нее тревожный взгляд, пока она в чтение погруженная, то брови нахмурит, то губы подожмет.
- Ты ответ уже дал? – спрашивает Марфа, отложив письмо в сторонку.
- Нет, матушка, - качает головой молодой князь, - И Велеславе еще не сказывал. Кабы знать, согласна будет или нет, придется ли жених по сердцу, то и дело бы быстрей сладили. Не хочу я сестру неволить, матушка. Да и что же это выйдет? Сперва за брата, теперь за свата. Чай девица не шуба соболиная, чтобы ее по наследству передавать, да с одного плеча на другое вешать.
- Так вели позвать ее сюда, сам и спросишь, согласна будет, али нет, - предлагает мать, а сама хмуриться. Недовольна Марфа речами сына. Не согласна с его решениями. – Но прежде чем у девки спрашивать, выслушай уж мать, коли сам позвал. Брак этот отцу твоему по сердцу бы пришелся. Да и союз с Руяном на одной дружбе удержится ли? Покойный князь Мстивой был сам себе на уме, и сын его, поговаривают, от отца недалече ушел. Как придет нужда, тут-то дружба ваша и кончится. Браком союзы укрепляют, да женами разумными связывают. А то, что Олег по своей воли сватов заслать хочет, то мне ведома. Чай не слепая, видела, какие взгляды он на твоей свадьбе на Велеславу бросал. Что кот на сметану зарился. Думала, на Красную горку сватов ждать, да видать молодца любовь одолела, не терпится.
Слушает Ярополк мать, возражать не торопиться. Да и что возразить, коли правдивы речи Марфы. Князь и сам замечал, что Олег на сестру его глядит украдкой, всегда к ней ласков, да приветлив. Списать бы ту приветливость на братскую любовь к будущей невестке, да так на сестер не смотрят. Да и союз с Руяном Галираду выгоден, тут уж и сказать нечего. Только болит сердце брата за сестру. Уж больно неволить ее не хочется Ярополку. Кабы знать, что и Велеслава к Олегу сердцем расположена. Да кто ж то ведает, если сама девица ласкова и добра, но сердечных тайн никому не поведает. Разве что Варваре открылась, да сестру теперь не спросишь, а спросишь, ответа не получишь.
- Эй, кто там есть?! Сыщите княжну Велеславу. Скажите, брат с матушкой кличут, - велит Ярополк слуге, возникшему на пороге по зову князя, а затем оборачивается к матери. – О предложении Олега скажу, а там пусть сама решает. Неволить сестру не стану. 

+2

3

- Разукрасило небо пёрышком
Солнце алое, предзакатное,
А и снова забот по горлышко
У волчицы с её волчатами.

То один, непоседа маленький,
Убежал, лобастый, из логова,
Проскочил под дубом поваленным
И скатился с холма пологого –

Юный месяц встретить над водами
Чистой лесной реки…
- негромкий, в полсилы, голос разливался по горнице, нанизывая слова одно за другим, как бусины в ожерелье и позволяя увидеть всё, словно наяву: и пламенеющие перья облаков, и логово, и малыша-волчонка, любопытно поводящего тёмным носом, впитывающего незнакомые запахи.
- Ай, - вскрик развеял чары песни: русоволосая девушка, с чьих колен соскользнули на пол пяльцы с вышивкой, вскинула к глазам левую ладонь - на подушечке стремительно набухала крупная алая капля крови - и, дёрнув носом, сунула уколотый палец в рот.
- Щедро одарил тебя Велес, княжна, - пышнотелая красавица с тяжёлой косой цвета тёмной меди отвлеклась от наполовину связанного носка, и вскинула на Велеславу зеленовато-серые глаза, - вон как Дубравка заслушалась. Не иначе под твою песню жениха увидела.
- Так ведь не Купала и не зимние гулянья, чтобы судьбу пытать, - улыбнулась Велеслава. - Да и я не провидица, - ловкие пальцы вытянули из льняной кудели клок, привычно скручивая в нить.
Боярышни ближнего круга, допущенные к княжне в подруги, многозначительно переглянулись: “Будь княжна провидицей, всяко постаралась бы, чтобы в тот злосчастный день княжич Воислав из дома не то что не вышел, но даже носа не высунул. И не сидела бы теперь с нами за прялкой, а собирала приданое да свадебный плач вспоминала”. 
Но они и подумать не могли, что сейчас Велеслава совсем не отказалась бы стать провидицей, чтобы хоть краешком глаза увидеть будущее. Девять лет из своих шестнадцати она была сговоренной невестой, привыкла к мысли, что её будущее определено, привязалась к жениху, и в отличие от честолюбивой матушки, была довольна, что Воислав – не наследник: добрый и мягкий Войко не смог бы править, сломался под тяжестью княжеского венца.   
Да только вышло всё, не так как думалось – Войко ушёл к богам, а она осталась на земле не пойми кем: ни невеста, ни жена, ни вдова. Как нянюшка говорит: «Ни зиме метель, ни весне капель!»
Невесёлые мысли девушки прервал шорох открывшейся двери. Вошедшая в горницу кругленькая седая старушка прошла прямо к княжне:
- Детонька, - так Велеславу называла только нянька, - тебя князь зовёт и княгиня-матушка, - в серовато-голубых глазах светилось искреннее беспокойство за свою питомицу. – Ступай, матушка ждать не любит.
Велеслава кивнула, отложила веретено и, поднявшись, прошла к выходу. Едва за княжной закрылась дверь, как по горнице полетел шёпот: языки у боярышень заработали гораздо проворней рук.
Провожатых княжне не требовалось – Велеслава могла пройти по любому переходу родного терема поздней ночью без света и не ошибиться. Но перед дверью светёлки остановилась, не торопясь браться за дверное кольцо – сердце тревожно стучало чуя перемены, впору спрашивать как на гаданиях: «К добру или к худу?»
Поправив завернувшийся край рукава, Велеслава открыла дверь и решительно переступила через порог.
- Здрав будь, княже, здрава будь, княгиня-матушка, - поздоровалась девушка, отметив привычно строгий и непривычно пристальный взгляд матери.
«И в чём же я опять провинилась?» - усмехнулась про себя Велеслава. Самую главную вину – в отцовскую породу удались - они с Ярополком не могли исправить, даже если бы и хотели.   
Марфу Микулишну приветствие дочери словно калёной иглой кольнуло – да, теперь она княгиня-мать, а место жены князя заняла эта девчонка из Полоцка. Неладно вышло. Она-то сыну жену из своего боярского рода выбрала или, на крайний случай, в Эргерунде присмотреть дочку ярлову собиралась – из воюющей страны да под мирный кров, за это невестка век бы благодарна была и свекровь слушалась.
Да что толку над прошлым зря думать, надобно о будущем решать. Взгляд княгини немного потеплел: хоть и удалась дочь в бабку по отцу - и лицом, и статью, но хороша, достойной женой Олегу Руянскому будет.
Велеслава, тем временем, осторожно глянула на Ярополка: «Зачем звал, братец?», но вслух не спросила. Её дело – молчать, пока старшие не скажут.

Отредактировано Veleslava оf Galirad (2018-12-04 13:09:05)

+2

4

Велеслава быстро сыскалась, да под его с матушкой очи явилась. Смотрит Ярополк на сестру, наглядеться не может. Красавица выросла. Достойной княгиней станет, да только болит сердце брата за судьбу ее. Не хочется Велеславу неволить, за нелюбимого отдавать.
- Проходи, сестрица, - просит он, улыбкой да взглядом ласковым девушку привечая. – Сядь рядом с матушкой, да послушай, что скажу. Только сперва уж не пугайся и не гневайся. Никто тебя неволить не станет.
Ловит Ярополк на себе тяжелый взгляд матери. Недовольна Марфа, что он такими обещаниями разбрасывается. И то сказать, партия для сестры лучше не придумаешь. Разве что посватается сам Великий князь, да уж куда там, на чужеземной принцессе женился. А Олег Руянский и красив, и знатен и воин нечета многим. Счастлива с ним Велеслава будет, если только сама того пожелает.
- Письмо мне пришло, сестра, из Руяна, - молвит Ярополк, предостерегающе глядя на матушку, чтобы в разговор пока не вмешивалась, а дала ему самому с Велеславой поговорить. – Просит твоей руки князь Олег. Он мне друг, да и ты его знаешь. Я за вас только рад буду, но сердце твое мне неведома. А потому сделаю я так как ты сама того пожелаешь. Скажешь согласна, приму сватов чин по чину, да приданым тебя одарю богатым. Ответишь отказом, так и передам.
Марфа губы поджала, но молчит, слушает. Видит Ярополк, что мать из последних сил себя сдерживает, суровое слово сказать ему хочет, обвинить в речах глупых и князя вовсе не достойных.
- Что же ты молчишь, Велеслава? – спрашивает Марфа у дочери, стараясь и вовсе теперь на сына старшего не смотреть. – Никто-нибудь, сам князь к тебе сватается. Брат его в женихи тебе обещан был, да Боги его прибрали, что уж теперь. Знать на роду так написано. Одному мед с Богами пить, другому тебя в жены взять.
Резка с Велеславой мать, да ничего не поделаешь. Жалеет Ярополк, что Марфу позвал, что сперва с сестрой не посоветовался. Да что уж теперь. Сказанного не воротишь, сделанного не переделаешь. Об одном только и осталось Богов просить, чтобы Велеслава согласие свое дала. В одном ведь мать права. Как бы ни была крепка дружба Ярополка с Олегом, а на одной дружбе союза не построишь, а сколько еще лет пройдет, пока у них дети появятся, да в брачный возраст войдут, чтобы союз браком укрепить. Посему выходило, что Велеславе за Олега идти. Но как Ярополку сестру заневолить, когда сам по любви женился? Супротив материнского желания пошел.
- Что же ты скажешь мне, сестрица? – ласково спрашивает князь у девушки, беря ее руку в свою. – Что прикажешь ответить князю Олегу?

+1

5

Растворись сейчас окно да явись посреди светлицы ясным соколом Перун или серым волком Велес и потребуй её себе в жёны, Велеслава удивилась бы меньше.
«Белены князь Олег объелся али мухоморовки по недосмотру выпил?» - едва не спросила девушка, но смолчала.  Негоже непочтение проявлять, тем более что старший брат Воислава всегда был с ней приветлив, подарки присылал наравне с женихом – вспомнить хоть белоснежного кречета, что ей из Руяна привезли к последнему дню рождения. Демьян-сокольничий чуть на месте не умер, такого красавца увидев.   
«Но как же так…», - Велеслава прикусила губу, вспомнив княгиню Любомиру. Мягкие черты, пепельно-русые волосы, зелёные глаза - красотой первая жена князя Олега не поражала, была всего лишь миловидна, но добра, покладиста и улыбчива, а потому имя, данное северянке в семье мужа, подходило ей как нельзя лучше. Юную невесту деверя, тогда ещё жена наследника, Любуша, с первой встречи стала называть сестричкой и приняла как родную. – «Мне теперь занять её место…», - Велеслава поспешно опустила глаза, вцепившись взглядом в сиявшие на руках браслеты – в узорной золотой сетке каплями огня вспыхивали мелкие рубины. Говорили, что дед Ярополка и Велеславы – князь Ярослав - отдал за этот подарок для любимой жены аж шесть боевых коней. Вот только Велеслава Афанасьевна дар мужней любви передала не невестке, а внучке.
«И траур по Войко ещё не кончился…», - ладонь Велеславы дрогнула в руке брата. – «Негоже…».
- Княгиней будешь, - всё ж не удержалась Марфа Микулишна. – Князю Олегу наследники нужны.
- И в Руяне достойных девиц много, - произнесла Велеслава, - а князь Олег, не дождавшись, когда на кургане брата земля остынет, к его бывшей невесте сватается и дурной славы не боится. Его дело.
Но я - не корзина с яблоками, которую побыстрей продать надо, пока товар не испортился! С одним братом не вышло, так другому отдадим! За что? Чем я брату и матушке так не угодила – полы в доме протоптала или лавки просидела?

Княгиня-мать, не думавшая услышать от дочери столь дерзкие слова, впервые в жизни потеряла дар речи, только испепеляла ослушницу взглядом.

+1

6

Так и думал Ярополк, что откажется Велеслава от предложения князя Олега, да все ж таки надеялся, что сестре сей жених по душе придется. Ведь знала она его с малых лет, и никогда ничего дурного между ними не случалось. Да не оправдались видать его надежды.
Смотрит князь на сестру, а на мать взгляд перевести ему боязно. Так и ждет, что вот сейчас скандал разразиться, да такой, что и за околицей слыхать будет. Да что ему до молвы людской, когда молодая жена в доме, а тут свекровь с дочкой ругается. Негоже это. А Велеслава только масла в огонь подливает, дерзкими речами Марфу Микулишну дразнит.
- Ну что ж, - говорит Ярополк сестре, спеша опередить мать, дабы не сказала она слова, что мира в доме их нарушат. – Твоя воля, сестрица. Раз жених тебе не по сердцу, так и быть, откажу Олегу.
Ловит он на себе гневный взгляд матушки, да лишь отмахивается. Она его слова слышала, вздумает перечить, что ж, на все воля Богов. Да только не бывать его сестре замужем против собственной воли. И Олег его понять должен, да не обидеться.
- Как ты можешь, упрямиться, против воли отца своего, да нужды брата идти?! – не выдерживает Марфа, напускается на дочь. – Уж и хороша ты выросла, Велеслава, да будешь нос от женихов воротить, так в девках и останешься. Сестра твоя, та хоть божья невеста, а ты-то теперь кто? Вдова соломенная, не обрядовая, а лишь обещанная. Так коли обещали, так слово держать должно. Тем более что сам Олег к тебе, неразумной дурехе, сватается. А она вместо того, чтобы глаза долу опустить, да румянцем послушным залиться, прежде чем «да» сказать, еще выкобенивается, да нос воротит!
Гневно звучат материнские речи. Замахнулась Марфа на дочь своей палкой, на которую при ходьбе опиралась, да ударить не успела. Ярополк собой сестру закрыл, перехватил руку матери. Крепко держит, а все ж таки ласково. Не позволит он сестру ударить, и матери паче, чем остальным, но и ей боли причинить дол сыновей не позволяет.
- Успокойтесь, матушка, - говорит он строго, отступая, но сестру за спиной своей держит. – Я свое слово сказал. Коли нет на то ее желания, не бывать Велеславе супругой Олега Руянского. Но и… - должен он уступку для матери сделать, иначе не только ему и сестре, но и молодой супруге Ярополка достанется. Невзлюбила ее Марфа. То и дело цепляется. Святослава молчит, супругу не жалуется, да видит он и взгляды грустные, и бледность на румяных щечках. – ты сестра мое слово выслушай. Подумай над предложением князя Олега до утра. Ну, а коли и завтра твое решение крепким останется, так и быть по сему.
Отпустил князь обеих женщин, да не спокойно у него на душе. И дернуло же Олега теперь со своей любовью сунуться. Ведь и могила брата его меньшего еще травой не поросла.

+1


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » Слышишь, невеста, звон колоколец? Это приходит твоя пора…