Добро пожаловать в Фир Болг! Волшебный мир драконов, принцесс, рыцарей и магии открывает свои двери. Вас ждут коварство и интриги, кровавые сражения, черное колдовство и захватывающие приключения. Поспеши занять свое место в империи.
Вверх Вниз

Fire and Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fire and Blood » Настоящее » [21.01.3300] Soli


[21.01.3300] Soli

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Soli
È inutile suonare qui - non vi aprirà nessuno. (C)

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

21.01.3300 ❖ Покои Седрика и Квентрит ❖ Cedric Ross, Quentrite Redwyne
http://s4.uploads.ru/gOQTR.png http://s4.uploads.ru/gOQTR.png

Il mondo dietro ai vetri sembra un film senza sonoro
E il tuo pudore amando rende il corpo tuo più vero. (С)

+1

2

По вечерам Седрик играл с детьми. Так уж было заведено, что, вечно занятой днем, вечера он старался проводить в кругу семьи, ибо только тот, кто не по своей воле мог надолго оказаться вне стен дома, по-настоящему ценил минуты в окружении родных и близких. И нет, Его Светлость вовсе не старался изображать из себя образцового родителя, приносящего с собой праздник всякий раз, как только переступал порог дома. Если обстоятельства того требовали, он мог быть очень даже суров.
Дети были разновозрастными и игры их интересовали разные. Старший сын вовсю пытался померяться с отцом силой, среднему были любопытны рассказы о турнирах и великих рыцарях прошлого, дочери же и младшему вообще более всего нравилось следить за тем, как маршал неторопливо вырезает что-нибудь из дерева. Но в целом с ними не было тяжело, поскольку между ними вспыхивали только те ссоры, которые быстро забываются. А вот станут постарше… Взять, к примеру, Квентрит и ее брата, новоиспеченного Императора…
- Арктурус через год войдет в силу. Ему стоит пожить в более суровых условиях, - входя в супружеские покои, сообщил герцог принцессе. По счастью, его сыну не пришлось расти с осознанием того факта, что он является единственным защитником своей матери. И образование он получил не в пример лучше тому, что имел сам Седрик. Но у любящего отца возникали опасения, что придворная жизнь и ее соблазны могут повлиять на характер мальчишки.
- Ему пора учиться управлять людьми самостоятельно. Возможно, стоит отправить его в мой родовой замок… - приблизившись к жене, Его Светлость обнял любимую женщину и его губы коснулись мягкого облака волос, спрятавшего улыбку. – А я уж позабочусь, чтобы к нему не относились как к принцу…

+1

3

С детьми Квентрит расставаться не могла и не хотела, и даже несмотря на огромные длинные списки дел, пыталась найти время для того, чтобы побыть с семьёй. Иногда выпадал час, иногда больше - но даже если день проходил в крайне занятом состоянии, вечером всё равно принцесса шла к тем, кого любила больше жизни.
Когда за мужем закрылась дверь спальни, Квентрит улыбнулась. Она уже распустила корону из волос, достав из сложной причёски шпильки, украшенные настоящими рубинами и сапфирами, и теперь длинные светлые волосы падали на батист ночной рубашки в пол. По спальне принцесса перемещалась босиком, потому как по полу были удачно разложены шкуры разнообразных охотничьих трофеев в основном мужа.
- Арктурус не наследует титул принца, любимый, - мягко возразила Квентрит мужу, в очередной раз пожалев об этом факте - не наследует титул. Принцессой она оставалась и после свадьбы с герцогом, но вот дети были не Рэдвайнами. Герцоги Россы были не менее имениты и представляли не менее древний и богатый род, но они были герцогами. Наследовать титулы принцев надлежало детям младшего брата. Это удручало.
- Он станет герцогом Россом, не более, потому что его родители - герцоги Россы. Может быть, ты и прав. В тринадцать лет пора бы брать в руки настоящую сталь, а не дерево. Но я не хочу пока думать о том, что ты предлагаешь, я так устала от политики, - Квентрит обняла мужа, ткнувшись лицом ему в грудь.
Седрик был ей и другом, и мужем, и старшим братом, и любовником - человеком, который, однажды уравняв неравенство матримониального расчёта в голове принцессы, смог превратиться во всю её жизнь. Их объединяло и государство, и семья, и постель, и общая история - они оба говорили по-аргалийски в прямом и переносном смысле, понимали друг друга. Седрик был старше на десять лет, и разница в возрасте, казавшаяся необъятной пропастью в шестнадцать, превратилась в тот самый щит и каменную стену, за которой Квентрит и дети чувствовали себя практически неуязвимыми. Можно было не бояться, что гвардейцы поднимут мятеж - они боготворили Седрика. Седрик придумал баллисты против драконов. Седрик знал, как именно нужно прихватить ухо Квентрит зубами, чтобы она тихонечко мяукнула от счастья.
И пусть весь мир подождёт, когда Её Высочество изволит, закрыв глаза и поднявшись на цыпочки, уткнуться лицом мужу в грудь.

+2

4

- Быть герцогом Россом не так уж и плохо… - мягко заметил Его Светлость. Может быть, его родное герцогство и досталось ему в отличном состоянии как раз по той причине, что его предки предпочитали уделять внимание уже имеющимся у них землям, а не околачивать пороги приемных высоких сановников в столице в тщетных попытках урвать кусок пожирнее или, что еще хуже, впутываться в сомнительные интриги и заговоры, которые куда чаще вели на плаху или в темницу, чем к выгоде.
Что касается старшего сына, то однажды ему придется полагаться только на самого себя. И неважно, будет ли он управлять армией, тысячью крестьян или собственной кобылой. Власть над другими – это не только привилегия, это еще и обязанности, искусство. Сам Седрик умел командовать воинами как в мирное время так и на поле брани, но именно в силу этого он куда чаще имел дело с мужчинами, крайне малое количество которых было способно на настоящую хитрость. А доведись ему оказаться в окружении прожженных интриганов, половина из которых будет женщинами? Там-то не всегда позволят рубить с плеча.
- Ты виделась с Эдельфульфом? – с тех пор, как брат Квентрит был объявлен наследником почившего императора, прошло время, но его было явно недостаточно для того, чтобы Ее Высочество смирилась с произошедшей несправедливостью.
- Или стреляла из лука по соломенным фигуркам? – герцог усмехнулся, надеясь, что его любимая провела день хотя бы в относительно приятных трудах и заботах, к которым споры о престолонаследии с ближайшим родственником явно не относились.
- Может быть, нам завтра заняться чем-нибудь вдвоем? Едва ли случится катастрофа, если мы посвятим день друг другу.

+1

5

- Я никогда не жаловалась на то, что я - герцогиня Росс, - заметила Квентрит глухо; она всё ещё стояла, уткнувшись в грудь мужа, и поэтому её голос звучал достаточно тихо. У мужа был особенный запах, совершенно не шлейф немытого тела или несвежей одежды; он пах чем-то вроде сандала или эвкалипта, и с каждым вдохом принцесса обретала определённую долю уверенности, спокойствия, вдумчивости. Она могла бы часами вот так вот стоять, обнимая Седрика, и размеренно дыша, восстанавливаясь после очередного рабочего дня.
- После сегодняшнего Совета - нет. И по фигуркам тоже не стреляла, и даже платья не примеряла, хотя портниха уверяет, что поступил новый шёлк, и она готова соорудить что-то эпическое для меня, - женщина посмеялась так же тихо, наконец-то соизволив оторвать лицо от мужниной груди и поднимая на него взгляд.
- Скажи, а мы можем начать прямо сейчас? Ты с коронации не баловал меня своим вниманием, - с лёгким упрёком Квентрит клюнула подбородок мужа носом, с любовью, осторожно, как будто совершенно не упрекала его, а шутила и забавлялась на ночь глядя. Она выскользнула из его рук, подошла к двери и решительно опустила огромный чугунный засов, который как будто бы даже одобрительно шкрябнул по дереву, поддерживая герцогиню и принцессу в требовательности и претензиях на мужа.
- Может быть, тебе по душе какая-нибудь фрейлина, и ты решил окончательно занять меня государством? Но если это не так, то завтра можно выехать на охоту и загнать, например, пару оленей.
По своей натуре принцесса была гурманом, и более всего ей нравились охотничьи трофеи Седрика с клюквенным соусом - трофеи должны были быть, естественно, мясными, чтобы лучше всего соответствовать простой, но очень элегантной заправке.
- А можем просто проваляться в покоях, сказавшись захворавшими.
Женщина пожала плечами, то ли специально, то ли действительно не замечая, как с левого плеча рубашка соскользнула чуть-чуть, на пол-шажочка вниз. Так или иначе, муж впервые за последний час предложил что-то действительно дельное. И, как всегда, пусть весь мир подождёт.

+2

6

После замечания Квентрит о фрейлине, Седрик весьма красноречиво и почти обиженно фыркнул, воззрившись на супругу взглядом, в котором мог читаться вопрос: «И можешь ли ты предложить хотя бы одну кандидатуру на роль моей фаворитки, дорогая?». Кто-то мог бы высказать догадку о магии и ворожбе, но за годы совместной жизни Его Светлость так ни разу и не изменил Ее Высочеству, а плотские соблазны не могли пробить его защиту в той же степени, как не могли ее пробить клинки и копья противников.
Со своей же стороны герцог Росс был абсолютно убежден в том, что и его принцесса хранила ему верность. Изредка их разлучали дела государства, но зато ночи после воссоединения были особенно пылкими…
- Забудь о делах на пару дней, - мужчина, вновь обнявший свою женщину, не просил и не требовал. Он предлагал, излагал простой и ясный план, который казался ему правильным. – Отправимся на охоту, заночуем в охотничьем домике или прямо в лесу… А придворные и члены Совета… что ж… - Седрик усмехнулся и коснулся губами обнажившегося плеча Квентрит. – Пусть почувствуют, каково это – два дня думать своими головами, а не бежать по каждому поводу к тебе за советом и указаниями.
Легко подхватив Ее Высочество на руки, герцог поцеловал ее и понес к кровати, обогнув подвернувшийся под ноги табурет. Опустив супругу на покрывало, он принялся неторопливо, как и положено законному супругу, имевшему право любоваться своей женщиной, а не брать ее в спешке, подобно вору, расстегивать камзол.
- Что до всего остального, о чем вы, Ваше Высочество, изволили говорить… - глаза Седрика весело блеснули. – Поверьте, все свои задолженности я возвращаю в срок…

+2

7

Фырчал Седрик харизматично, Квентрит всегда оценивала этот звук в исполнении мужа на твёрдое "превосходно" с большим плюсом. Сейчас, когда он драматично отреагировал на её подкол, женщина рассмеялась: мужу удалось довести её до сарказма и выйти из этой игры не проигравшим. Фрейлин при дворе было не так и много, потому что на женское общество у Квентрит особенно не было времени, но молоденькие красотки при желании попадались на глаза в том числе и её мужу.
- Были бы те указания ценными... - она усмехнулась, закрыв глаза и безропотно, без единого подкола и шуточки позволив супругу себя транспортировать на кровать самым приятным способом, какой знали женщины во все времена: на руках, легко, как будто Квентрит ничего и не весила, и Седрику не приходилось напрягать ни один из многочисленных мускулов.
- Хорошо, но без ночёвки. Мы должны вернуться в замок к вечеру, я точно хочу знать, что за ночь отсутствия его не разнесут на сувениры по всей Империи, - согласилась она, устраивая голову на согнутой в локте руке и без лишней жадности наблюдая за Седриком. Ему было сорок лет, он начинал лысеть, и его правая коленка периодически скрипела, но его физической форме могли позавидовать и молодые рыцари, которые, выиграв парочку местечковых соревнований среди таких же баранов, начинали заплывать жирком чуть ниже рёбер, забывая, что пузо - это несолидно. Пузо - это так себе полезный запас студня.
- Я никогда не думала, что ты в постели отдаёшь долги, честно признаюсь. Мне казалось, что это у тебя по любви, - подмигнула мужу Квентрит, размышляя вслух и откидываясь на спину. Она забросила руки куда-то за голову, потянулась, честно, как всякая женщина почти тридцати лет хрустнув коленками и локотками:
- А ты, оказывается, тринадцать лет брака долги отдаёшь. Ну, и как после этого верить мужчинам, а?

+3

8

- Так это смотря каким мужчинам… - усмехнулся герцог, по мнению которого ничего непоправимого за пару дней отсутствия в столице Ее Высочества не произошло бы. Ее брат был натурой кипучей, но деятельным стал лишь после того, как получил в свои руки реальную власть. До этого же он три года тихо и мирно жил при дворе, не вмешиваясь в управление государством. Но, может быть, сестра знала его и чувствовала куда лучше, чем Седрик, который не искал общения с Эдельфульфом, на что тот отвечал взаимностью.
- И смотря какие долги… Есть, например, те, которые отдавать всегда приятно. И отдаешь даже больше, чем должен, - в конце концов, не он ввел в обиход понятие супружеского долга. Но оно существовало, а потому оставалось лишь соболезновать тем супругам, для которых происходящее в спальне было лишь долгом и ничем более. Себя он к таковым никоим образом отнести не мог.
- И да, я еще не слишком стар, чтобы не верить в любовь, - когда того требовали обстоятельства, маршал Аргайла мог разоблачаться от своей экипировки со скоростью, которой мог бы позавидовать любой рыцарь. Даже от сапог он избавлялся весьма ловко, не потешая супругу зрелищем прыгающего на одной ноге мужчины. Справедливости ради, обратный процесс мог пройти столь же стремительно, но, по счастью, немного было обстоятельств, способных сорвать Росса с супружеского ложа. Еще меньше из них были реальны.
- Жаль, что без ночевки… - укладываясь рядом с супругой, Седрик завладел ее губами, а его руки легли на ее бедра, уверенно лаская. Кто-то уверял его в том, что счастье мужчины в умении познать как можно больше женщин. Для маршала же счастьем было досконально знать одну единственную.

+2

9

Седрика украшала лысина, потихоньку атаковавшая его прямо в лоб в прямом смысле слова. Ещё Седрика украшало красноречие к месту, умение сказать жене нужные слова, а также скорость раздевания, которая могла сравниться с аллюром беговой лошади. Нет, он не делал это молниеносно, да оно и не нужно было; но и времени не тратил даром, ещё и параллельно размышляя о старости, долгах и мужчинах.
А Квентрит нравилось слушать, о чём думают мужчины, включая разговоры о разнокалиберных вилках.
- Ты женился на мне, как ты утверждаешь, от большой любви, - подколола принцесса мужа констатацией факта. Подумав немного, она добавила:
- Заняться любовью на природе можно и в более тёплое время года. А сейчас ночёвка - это и холодно, и грустно, и волки воют. Хотя я не неженка, но, знаешь ли, куда приятнее получать удовольствие от общения с тобой не отходя от собственной кровати, хотя бы ты ещё и не стар.
Муж умел и целоваться, и обниматься, и вообще знал много интересного об Её Высочестве, которая прикрыла глаза и даже тихонечко мурлыкнула ему на ухо. Седрик знал, что его любили и ждали, и что ему есть, ради чего махать мечом. Или размахивать? В конечном счёте, именно ему Квентрит вверила свою жизнь, и жизни детей, и жизни многих других людей, зная, что не найдёт никого надёжнее и преданнее, чем герцог Росс.

+2

10

Разница между любовью и влюбленностью порой выясняется лишь с годами. В уже зрелом воине Седрике Россе это чувство выкристаллизировалось довольно быстро, но все же он не был сторонником теории о том, что существует любовь с первого взгляда.
Когда он впервые увидел юную и хрупкую принцессу Квентрит, не по-детски умными глазами взирающую на мужчин, съехавшихся со всего королевства ради того, чтобы получить шанс претендовать на ее руку – то была влюбленность.  Их союз идеально удовлетворил его потребность быть защитником. Не выпячивая себя на первый план, он мог быть опорой и советчиком, помогающим в те минуты, когда выбор верного решения был особенно труден.
- Когда-нибудь я одряхлею и не смогу уже одолеть пятерых, - нарочито скрипучим голосом произнес маршал, занимаясь одним из самых приятных дел, придуманных человечеством – освобождая тело супруги от одежды. Ведь в их спальне волки не выли, здесь обычно раздавались несколько иные звуки.
- Но пока этого не случилось… - вновь завладев губами Квентрит, Седрик провел широкой ладонью о ее обнажившемуся животу и накрыл ею нежную грудь, которую не портили годы и платья, подчас немилосердно относящиеся к естественной женской красоте. Лаская жену, мужчина окончательно избавил ее от одежды. Ее новым покровом стало его тело, способное согревать не хуже находящегося вблизи камина.
- Так вот, о большой любви… - не договорив, герцог опустил руку вниз, кончиками пальцев дотрагиваясь до гладкой кожи бедер Квентрит. – Я был бы большим дураком, если бы не испытывал ее к тебе… - жарко шепнул он на ухо своей принцессе.

+1

11

- Это верно, - заметила уже обнажённая Квентрит, обхватывая ногами супруга, так удачно забравшегося наверх и уже готового к марафону отжиманий в ближайшую четверть часа. Женщина всегда получала эстетическое удовольствие от мускулистых рук мужа, в напряжении демонстрировавших каждое сухожилие, каждую мышцу, всю силу, на которую был способен герцог Росс. Седрику не нравилось красоваться и любоваться собой, он редко надевал парадный доспех, и Квентрит не помнила, чтобы он получил удовольствие от публичности, тем более от похвалы; но ей было позволено чуть больше, потому что она была законной супругой маршала Аргайла и Империи, капризной, слегка горделивой принцессой Квентрит, которая, если очень хотела, могла и поканючить.
- Иронии в этой ситуации нет, я тоже тебя люблю. Возможно, даже больше, чем когда мне было шестнадцать, и я вынашивала Арктуруса.
Квентрит прикрыла глаза, чуть-чуть раскрыв суставы бёдер, чтобы не рвануть хрупкие связки от радостей плотской любви с тем человеком, который дополнял её, который был тенью, когда она была солнцем, кто был водой, пока она была огнём, и кто был остриём меча, пока она была цветочком аленьким. Она посмешила пояснить супругу, пока могла это делать связанно, без стонов и криков:
- Я имею в виду, что чем больше времени я провожу с тобой, тем больше понимаю, что ты - тот самый мужчина, который случается раз в тысячу лет, принц обещанный или как там... - она смешно нахмурила лоб, поцеловала Седрика в уголок губ и улыбнулась, широко и тепло.

+1

12

- До принца у меня родословная не доросла… - пошутил мужчина, целуя супругу и припоминая, какой хрупкой она ему казалась в их первую брачную ночь. Пожалуй, так осторожен он не был даже с их маленькой дочуркой. А заодно он припомнил судьбу наглеца, решившего первым загорланить о якобы священном праве придворных присутствовать при первом акте плотской любви принцессы и ее мужа. Какая же свадьба без драки, верно? Впрочем, драки-то по сути не получилось. Новоявленный супруг принцессы быстро продемонстрировал, что является грозной фигурой не только будучи облаченным в доспехи и с мечом или копьем в руках. Хвала матушке, позаботившейся о том, чтобы сын умел постоять за себя и за близких будучи даже, пардон, без порток.
- Но я бы согласился быть и простым крестьянином, если бы это стоило твоей любви… - ладонь Седрика оказалась под лопатками супруги. Неторопливое движение бедрами, короткая обоюдная дрожь. Сколько раз за эти годы все это повторялось вновь и вновь? Но герцог по-прежнему души не чаял в этой женщине, то покорной и ластящейся, запрокидывающей голову и прикрывающей в неге ослепительные глаза, то, напротив, дерзкой и решительной, веселой и дразнящейся, словно девчонка на лугу. Ее ноготки, вбивающиеся в его кожу, стоны, ноги, обнимающие его мускулистые бедра, и тонкие ладони, почти машинально ласкающие его тело, а затем расслабленно падающие на кровать и сжимающие простынь.
- Признаюсь, мне иногда жаль, что годы бегут неумолимо… - насладившись восторгами любви, супруги мирно отдыхали. Голова Квентрит покоилась на груди мужа, он ласково касался губами мягких локонов. – Наш старший сын уже почти взрослый мужчина.

Отредактировано Cedric Ross (2019-01-07 01:36:10)

+1


Вы здесь » Fire and Blood » Настоящее » [21.01.3300] Soli