Добро пожаловать в Фир Болг! Волшебный мир драконов, принцесс, рыцарей и магии открывает свои двери. Вас ждут коварство и интриги, кровавые сражения, черное колдовство и захватывающие приключения. Поспеши занять свое место в империи.
Вверх Вниз

Fire and Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » Это не любовь, это дикая охота на тебя (с)


Это не любовь, это дикая охота на тебя (с)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Это не любовь, это дикая охота на тебя (с)
Ты ведь ночью не святую деву звал.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

17 ноября 3299 года ❖ Драконий остров, графство Ойстейн, Дом графа Бергтор ❖ Freyja Lundberg, Sumarlit Bergtor
http://s9.uploads.ru/HqEsu.jpg http://sd.uploads.ru/gekL0.jpg

Рагнар Сигват в компании своей племянницы решает навестить своего старого друга и свата, графа Бергтора, дабы передохнуть самому и хотя бы ненадолго вытащить Фрейю из служебных дел, чтобы та развеялась. Мужчины решают развлечься охотой, и Фрейя совсем непрочь составить им компанию.

Отредактировано Freyja Lundberg (2018-12-20 14:48:43)

+1

2

Последний месяц осени, прохладная погода и слякоть. Он бы переносил мрачные, серые дни, спокойно, не будь так чертовски холодно. Сумарлит не любил холод, но любил зиму, как противоречиво бы это не звучало. На стадии привыкания к погодным условиям, после теплых летних дней, граф старался редко вылезать из поместья. Такие дни он обычно любил проводить с семьей. Но дети давным-давно выросли, и дом стал по-настоящему пустым и тихим.
Он чувствовал себя одиноким. Озорной детский смех, казалось, выветрился из каменных стен его особняка, и это наводило дичайшую тоску. Все, что было так важно для него всю жизнь, незаметно стало двигаться в своем направлении и мужчина не успел оглянуться, как его кровь уже завела свои собственные семьи. Время летит нещадно быстро, оставляя его в одиночестве с собой и своими мыслями. Даже утопая в работе, невозможно забыть об этом. О том, что дома его больше никто не ждёт. Никто не будет встречать, заключая в нежные детские объятья. Он не может постоянно утопать и в женской ласке, которой готова была бы одарить его почти любая девушка в графстве. Из-за своих же принципов, он остаётся один, в холодной постели.
Однако граф по жизни привык бороться с судьбой и искоренять из настоящего то, что приносит ему печаль. Возможно, ещё есть в нем то чувство, которое не позволяет смириться с взрослением своих родных и спокойно отпустить драконов, научившихся летать, в небо. Он не оставит их, как противный старик продолжая опекать, по его мнению, ещё юных птенцов. Но рождение внуков сильно повлияло на это, ослабив хватку беспокойного родителя. Возможно, именно это на данный момент отвлекло его от сыновей и племянников. Сейчас три малька занимают все его мысли, поскольку снова разбудили те чувства, которые в нем играли, когда Варг и Арне были ещё совсем маленькими. Конечно, вырвать внучат из лап орлицы - их матери, забрав к себе навсегда, он не может, но такое желание ещё до сих пор не покинуло его мысли. А пока графу приходится  довольствоваться  теми редкими моментами, когда ребятишки гостят у него.
Ох уж эта любовь. Кто-то говорит, что внуков любишь больше чем детей. Это несомненно можно доказать если в пример поставить Бергтора и его малышей. Дети однозначно сидят на шее у деда, который особо-то и не против такой раскладки. Тот, кто знает жестокого и хладнокровного Сумарлита, как правителя, увидев его в семейной обстановке, решают, что это не он, а его близнец (которого, к слову не существует). Столько любви в глазах, столько нежности в общении. В эти моменты он не похож на того, кто с безумной улыбкой на лице может разрубить, в наказание, голову попавшейся воровке.
И вот настало то самое время, когда он нуждался в семье больше всего. Осенние дни раскрасило пребывание у него в гостях внуков. Дом снова ожил, в нем кипела жизнь вместе с хаосом, который творили дети. А ему все по барабану. Он смеется над проделками близнецов, иногда и сам, становясь жертвой их баловства. Старшенький же, Роланд, радовал деда своим стремлением к наукам. Да, он был ему не родным, в нем не текла их кровь. Но падёт от графского оружия тот, кто посмеет это когда-нибудь при нем произнести вслух. Он сын его племянника, пусть не родной, но сын, а значит, его внук и больше говорить не о чем. Бергтор любит Роланда как родного. Любит с того самого момента, когда тот появился на свет.
В день, когда в панике из-за страха быть обезглавленными, металась из угла в угол вся прислуга поместья, должен был прибыть сват Сумарлита. Они давно договаривались о том, что неплохо было бы съездить на охоту, да выпить за счастье молодых. Да, им не хватило свадьбы. А кому бы ее хватило, если даже напиться, как следует, при гостях нельзя. Помниться Варг просил, пусть и завуалированно и в мягкой форме, не перебирать с элем. Так и не отдохнули по-человечески. И вот Рагнар должен был быть уже на подлёте, а граф даже не подготовился к его прибытию. Нет, к охоте то все было готово, а он сам - нет. Близнецы как всегда, искали себе приключений на попки, и нашли их на кухне, что не удивительно. Бестолковая нянечка не уследила, и два сорванца свалились в чан с тестом. Уж не знает граф, каково должно быть тесто по своей плотности, но когда увидел два белых комка, прилипших друг к другу, он даже не сразу признал в них своих внуков.
Этот большой, шевелящийся комок теста, пытались незаметно перенести в ванную комнату, и делали они это через главный зал, в котором не должно было быть графа, но он там был! Если бы не рев детей, и визжание маленьких драконов, он бы и не обратил внимания на подозрительных трёх нянек отбивающихся от кусающих их ящериц. Ан нет, Адору наверное никто не может успокоить, когда она начинает реветь. Сумарлит от шока аж в ступор впал, ели сообразив, что нужно быстрее начать отмывать детей, пока тесто не высохло. Оно было настолько упругим, и по составу напоминавшим смолу, что скрепило двоих малышей вместе. Он конечно в этой жизни многое пережил. И погоню за стадом баранов, когда еще маленькие сыновья решили на них покататься, и скоростной заплыв на длинную дистанцию, когда Арне рыбачил голыми руками, и его унесло течением.… В общем, такого он еще не видел.
Внучка, увидев деда, стала звать его. Она даже не жаловалась на свое положение, просто ревела, чем заставляла сердце мужчины разрываться от жалости. Правда, кое-кому все же было в этот момент весело - это Роланду, который занимался с дедом в тот момент. Он искренне смеялся на весь зал, наблюдая за двумя маленькими и ревущими тестовыми монстриками, пока граф пытался их разлепить. Слугу, оповестившего о прибытии Рагнара, Сумарлит проигнорировал. Не до него ему было, он тут стоит посреди главного зала на коленях, уже весь в тесте, пытаясь успокоить своих внуков. Если Айден уже успокоился, поняв, что слезами горю не поможешь, и стоит надеяться на деда, то Адора его мнения точно не разделяла, продолжая просить о помощи. Ее волосы слиплись в комок и тянули, доставляя девочке уйму неудобства и боли.

- Деда, помогииии, мне больно. - она просила так жалостливо, что он был готов сам зареветь глядя на них. В голове бардак, руки трясутся, мужчина пытается контролировать силу и не сделать девочке больнее.

- Сейчас сокровище моё, нужно потерпеть немного. Как же вас угораздило то? Где была Розалия? - он бросил гневный взгляд на няню, но быстро снова переключился на внуков.

Конечно, их стоило быстро помыть. Но любое движение доставляло девочки боль из-за волос. Нужно было их сначала отцепить от общей массы теста, которое обволакивало детей с ног до головы, а потом уже нести отмывать. Мужчина аккуратно, по одной прядке, очищал девичьи локоны, одновременно успокаивая внучку поглаживаниями и поцелуями в лоб. Они были скорее напуганы, чем травмированы, поэтому так желали его любви и тепла, что скооперировавшись быстро залезли на руки, тем самым измазав графа по уши. А мужчина и не против, сидит, обнимает и успокаивает мальков, обеспокоенных их положением.

- Розалия была в саду, с каким-то дядей. А мы не хотели больше гулять, поэтому пошли в дом. Мы не виноваты, стул сам упал. – молвил уже шмыгающий мальчишка, к чьему животу была прилеплена голова его сестренки.

- Тише-тише, никто не говорит, что вы виноваты. Никто не будет вас наказывать. Розалия виновата, я знаю, мы ее и накажем. - с улыбкой шептал он Айдену на ушко.
- Зато смотрите, сейчас вы прям истинные близнецы, друг от друга не на шаг. – искренне, ласково поглаживая детей по головам, смеялся граф на пару с третьим, стоящим рядом внуком. Но тестовые комочки не оценили шутки, снова начав реветь.

Все бы ничего, и до внешнего вида дела не было никакого, если бы тяжелые входные двери в зал не скрипнули, и на входе не появился Рагнар в компании слуг и незнакомой особой. Нет, графа не смутило то, что он сидит на полу посреди зала, весь в белом липком веществе, а на руках держит большой ком теста. Просто появление друга означало, что надобно встать и поприветствовать его, но… А с этими то что делать?

- Адора, пошевели головой. Тебе все ещё больно?

- Уже нет. - всхлипывая, произнесла девочка, после того как исполнила просьбу деда.

- Тогда мальки отправляются мыться, а дед вас навестить позже. Роланд, ступай с ними, проследи, чтобы их хорошо помыли и не оставляли больше одних. Хорошо?

Мальчик кивнул, всё ещё весело улыбаясь. Нянькам хватило этих слов и графского взгляда, чтобы они быстро соскочили с места и унесли детей. Сумарлит повернулся к свату, и, распахнув руки для дружеских объятий, с улыбкой двинулся к нему.

- Как я рад тебя приветствовать, старина. Давно ж мне не приходилось наблюдать этой суровой рожи. - зал наполнился громких графским смехом, а после, не смотря на неподобающий внешний вид, который мог перейти и к Рагнару, мужчины обнялись словно братья.

Отредактировано Sumarlit Bergtor (2018-12-20 04:54:02)

+3

3

Относительно грядущей зимы Фрейя испытывала самые вдохновленные чувства. Она всего месяц назад получила звание командора, и это словно раскрыло у нее самой крылья, добавляя уверенности в том, что она находится на правильном месте и занимается правильным делом. Ей был выделен отряд из пятерых рыцарей, и последний месяц она гоняла их и себя до седьмого пота, ведь им шестерым предстояло научиться быть одной слаженной командой, можно сказать, единым организмом. Они отрабатывали полеты в строю, перестроения, маневры, знакомили драконов, выясняли сильные и слабые стороны каждого. Не забывали при этом и о тренировках на земле, сражаясь друг с другом и с другими рыцарями на затупленных мечах, и стреляя из луков по целям. Фрейя была уверена в том, что каждый должен обладать навыками и ближнего, и дальнего боя, и ей самостоятельно приходилось подтягивать своих рыцарей по обоим параметрам. Довольно часто это делалось в игровой форме, что позволяло не только тренировать тело, но и оставлять мораль на высоте. Любимой игрой на мечах был "Слепой рыцарь", когда водящему в центре круга завязывали глаза, выдавали меч и небольшой щит, остальные же вокруг брали в руки только по короткому мечу. Задача водящего была "выбить" всех в круге и принять как можно меньше ударов. Задача остальных - наносить удары водящему и не попадаться под его клинок. С луками же было несколько проще - стреляли по очереди, по два выстрела, первый - максимально близко к той цели, куда попал предыдущий, второй - задавая новую цель для следующего. Нередко в этих играх к ним присоединялись и бойцы других отрядов.
Сегодня же с утра, один из рыцарей, Конор, обладатель полулысой головы и роскошных пышных усов, предложил игру иного толка, без оружия. На земле чертился круг, участвующие прятали руки за спину. Без применения ударов, захватов, и силы, нужно было сделать так, чтобы противник вышел из круга. Победитель оставался только один. Соревнование было на ловкость и смекалку, в итоге Фрэ осталась один на один с Конором. Они выматывали друг друга, но в конечном итоге, парень не выдержал, и просто-напросто подхватил и вынес своего командира из круга на руках, к большому удовольствию наблюдающих. Добрый смех, глухие хлопки в знак поддержки, свист... Уют и спокойствие, маленькая семья. Разрумянившуюся Фрейю подозвал к себе Рагнар, наблюдавший за происходящим с крыльца одной из казарм. Глаза дяди были веселыми, он усмехался себе в бороду.
-Тебе не кажется, что ты слишком стараешься, а? - с улыбкой спросил он, потрепав девушку за плечо. -В таком деле слишком не бывает, - ответила она, смахивая с лица выбившуюся из наскоро заплетенной косы прядь.
-Смотри, загоняешь их и себя вусмерть, кто сражаться-то будет?
Фрейя махнула рукой, восстанавливая сбившееся дыхание. -Ничего с ними не случится! - бодро возвестила она и собралась было уже отойти от рассмеявшегося с ее слов дяди, чтобы вернуться к тренировке, как вдруг он преградил ей путь рукой.
-Послушай, Фрэ, тебе правда надо немного развеяться, сменить обстановку, наконец! Даже к нам последнее время не заходишь совсем, - с укором произнес он. -Вот что. Я собираюсь навестить своего старого друга, нашего графа Бергтора, и Вы, юная леди, - он ткнул ей в грудь пальцем в меховой перчатке, -Летите со мной. Отказ не принимается, решение обжалованию не подлежит, - добавил он, видя уже раскрывающийся для возражений рот всадницы. -Собирайся, вылетаем через час.
Коротко раздав указания членам отряда на дни ее отсутствия, Фрейя отправилась в свои комнаты. Вещей у нее было не так и много, поэтому собралась она достаточно быстро, не забыв переодеться в приличные одежды, умыться и привести свои волосы в подобающий вид - убрав в сложную тугую косу, которая не растрепалась бы во время полета.
Вихтер, кажется, был в предвкушении, давненько не совершавший полетов в свое удовольствие на довольно длинные расстояния. Они добрались до особняка довольно быстро - несмотря на застланное пасмурной пеленой небо, облака были высоко, и им удалось обойтись без мокрого снега, преодолев путь в условиях почти идеальной видимости.
Во время полета Фрейя невольно задумалась о графе Бергтор. Интересно, каков он на самом деле? Она видела его пару раз мельком, в Ордене, когда он приезжал навестить своих детей, но касательно общего впечатления в ее голове сохранялся диссонанс между тем, каким его описывал Рагнар, и между тем, какие слухи о нем ходят. Дурная слава жестокого и нетерпимого тирана прочно укрепилась в умах людей. Фрейя была не уверена в том, что такой подход был правильным, но самолично судить никогда не бралась, стараясь перевести разговор на другую тему. В конце концов, он её граф, а этого было более чем достаточно. Но сейчас...любопытство зародилось в девушке, что приземлилась неподалеку от особняка Сумарлита, пребывая в несколько взволнованном состоянии от предстоящей встречи.
Она ожидала увидеть все, что угодно, но не это. Войдя в зал вслед за Рагнаром, ей стоило больших усилий сдержать тронувшую было ее губы улыбку. Ситуация была забавной, что лишний раз подняло настроение девушке, прогоняя любое волнение. Никакого напыщенного лорда с суровым взглядом, восседающим на высоком кресле... Она видела перед собой человека. Такого же обычного человека, как и она сама, к тому же, явно питающего слабость к детям.
Старые друзья обнялись, приветствуя друг друга, после чего Рагнар повернулся и жестом пригласил Фрейю подойти ближе. Девушка шагнула вперед, сдержанно улыбаясь, когда дядя ее представил:
-Сумар, это моя племянница, Фрейя Лундберг. Дочь барона Эйнара Лундберга и ныне покойной Хельдис Берглунд, сестры моей жены, - поведал он не без гордости в голосе. Девушка же приложила кулак к груди и отвесила короткий полупоклон, опустив глаза, словно в ответ на приказ кого-то из старших в Ордене. -Прошу прощения, Ваша светлость. Служебные привычки... Обещаю исправиться, - спохватилась она, осознав свою оплошность. Мда...видела бы это "приветствие леди" тётя Хильдегарда, мне бы мало не показалось...

Отредактировано Freyja Lundberg (2018-12-27 16:28:54)

+2

4

Можно ли сдержать улыбку, когда на тебя смотрят такие очаровательные глаза? Он хорошо прятал гнев за маской веселья, а наоборот, не всегда получается. Да и нужно ли владеть этим навыком такому как этот мужчина? Подданные и так очень редко имеют возможность ее наблюдать, зачем разочаровывать их чаще. Но разве приходят именно такие мысли в голову, когда тебя не то что мало волнуют эмоции, на мгновение ты просто перестаешь дышать? Он просто обернулся. Достаточно было сконцентрировать на ней свое внимание. Но в котелок вдарила реальность, будто молотом по колоколу, одновременно напоминая о том, кто он и в какой ситуации находится.
Сумарлит не любил официальных приветствий. Особенно он не любил проводить этот обряд, отдавая дань дворянским манерам, когда встречался с такими близкими людьми как Рагнар. Драконий всадник когда-то был ему лишь лучшим другом и братом по оружию, а сейчас он уже является членом большой графской семьи. И угораздило же Варга влюбиться именно в его дочь. Хотя Бергтор был нисколько не против такому стечению обстоятельств. Кому же ещё доверить самое ценное, что есть у него в жизни, как не человеку, чья верность только крепнет с годами.
После радушного приветствия, сват стал представлять свою спутницу. Граф сделал шаг назад, чтобы как следует разглядеть девушку. Конечно милое личико - это хорошо, но всегда стоит обращать внимание и на остальное. Его оценивающий взгляд скользнул сверху вниз, по телу гостьи, о после снова встретился с выразительными карими глазами. Что поделать, красивые женщины были его слабостью. Не настолько, чтобы одевать ошейник, вытаскивать язык наружу и бегать за ними, но, если одна из таких попалась под руку, считайте, что все мысли графа заняты будут лишь ей. В таких случаях он бывает очень щедр, не скупиться и на лестные отзывы в адрес той или иной леди. Правда, она должна быть именно «леди».
Он с детства воспитывался в дворянской семье, и это дало как положительные качества, присущие его характеру, так и уйму отрицательных. Одно такое связано и с симпатией к противоположному полу: Сумарлит обратит свое внимание только на тех, кто достоин его персоны. Это относится именно к чистоте крови и дворянскому титулу. Бедное сословие для него однополые, даже будь дочь пастуха самой красивой из ныне живущих дев в мире, он не оценит ее по достоинству если вообще, даже мысленно, станет это делать. Слишком горд и высокомерен чтобы даже подумать о сближении с нищетой и грязной кровью. Мужчина этого не стыдится, он знает себе цену и никогда не переступит через свои принципы. Это уже въелось под кожу настолько, что перестало быть принципом, традицией или следствием воспитания. Как черта характера и вполне реальное, физическое отвращение к людям, не имеющим никакого отношения к знати и драконьей крови. И плевал он на тех, кто считает его надменным. Такой вот. Если кому-то не нравится, это лишь их личные трудности.
Выражение лица графа изменилось, когда он смотрел на приветствие девушки. Довольный оскал скрылся за лёгкой улыбкой, когда о благоприятном расположении духа говорят только чуть вздернутые уголки губ. Вот что делает из благородной леди, армия. Где же элегантность, использование манер? Вояка. Ничем не отличается от его старшего сына. Но это ли так важно было для графа в ту минуту? Обратил ли он внимание или выделил то поведение, к которому давным-давно привык? Нет. Бергтор никак на это не отреагировал, просто потому что судорожно пытался вспомнить подробность биографии гостьи. И он вспомнил довольно быстро.

- Ооо…. Юная Лундберг. Я и Вас рад приветствовать в своей обители. Последняя наша встреча была так давно, что в моей памяти сохранился лишь образ совсем маленькой баронессы. - уста брюнета растянулись в более радушной улыбке, и сделав шаг навстречу, граф чуть склонился и протянул правую руку девушке, а левую завел за спину.

Все-таки интересно, кто же получит титул баронессы, после смерти Эйнара. Не смотря на прибывающих в здравии, двух старших сыновей, нынешний Лундберг уже очень давно решил передать наследство именно младшей дочери. Бергтор прекрасно помнит тот случай, когда пришлось впервые, со столь серьезным прошением обратиться к сестре, являвшейся регентом в герцогстве на тот момент. Изначально Сумарлит отказывал в помощи барону, ведь тревожить Первого Маршала из-за чьей-то прихоти он считал неразумным. Но старый знал какими путями добиться внимания к своей персоне, потому приплел к этому делу и Рагнара. Итог был ясен, по крайней мере для самого графа. Пришлось узнать поближе старших наследников Эйнара, чтобы было больше информации, которую он смог огласить при прошении. Тогда его переполняли отнюдь не положительные эмоции. Ему всегда было тяжело у кого-то, что-то просить. Барон получил желаемое, но всё ещё не расплатился за доброту. Сумарлит любит таких должников и не всегда спешит избавлять их от оков договора. Пока что, ему не пригодился Лундберг, но кто знает, что будет завтра.

- Вы наверное устали с дороги. Для вас выделены покои, где можно отдохнуть и привести себя в порядок перед ужином. Я покину вас ровно до того момента, пока мы все не сядем за стол. - хлопнув по плечу Рагнара и чуть склонив голову в поклоне перед его спутницей, граф направился в одну из комнат поместья.

Перед тем как скрыться за тяжёлыми деревянными дверьми, Сумар остановил одну из идущих к гостям, служанок. Улыбка исчезла с его лица, от мужчины больше не веяло весельем. Даже не обернулся к прислуге, лишь скосив обжигающе ледяной взгляд он почти тихо озвучил приказ. 
- Проводите наших гостей в их покои и проследите чтобы все их просьбы были выполнены по первому требованию. Передай Захроку чтобы он сейчас же заковал Розалию, взял орудие своего труда и все это притащил на задний двор. Я буду его там ждать. - почти без эмоционально произнес он, и дождавшись кивка, в подтверждение о понимании приказа, скрылся за дверьми.

Время ужина приблизилось слишком быстро, но в поместье к нему было готово абсолютно все. Граф с, уже чистыми внуками сидели за столом дожидаясь последних участников мероприятия. Стол был накрыт богато, украшенный множеством разнообразных деликатесов, овощей, фруктов и конечно же мяса. В этот день они не просто ужинали, они праздновали прибытие в графство своего родственника. Дети никак не могли усидеть на месте, заранее примечая себе вкуснятину и уже пуская на нее слюни. Но ни у кого и крошки не было ещё во рту, все ждали последних и самых важных, на тот момент, персон.

+1

5

Казалось, еще чуть дольше, и ей станет неудобно под пристальным изучающе-оценивающим взором графа. Похвастаться каким-то лоском и дороговизной ее одежды не могли, руки все еще запрятаны в грубую шкуру перчаток, пара прядочек выбились из прически на хлопающем морозном ветру. Но судя по его реакции - ей удалось завоевать, как минимум, расположение, что было уже вполне себе неплохим началом.
-Отрадно, что Вы помните, граф. Потому что из моей памяти сей факт, увы, стерся, - в такой круговерти немудрено было забыть лицо того, кому она была лишь единожды показана отцом, будучи пятилетней малышкой. На губах Лундберг играла добрая усмешка, а в протянутую ладонь она вложила свою изящную руку, наспех освобожденную из перчатки, стараясь сделать это с максимальной грацией, дабы загладить впечатление "вояки". Короткий реверанс завершил приветствие, оставляя приятный флер манер позади. Сколь ни была мила сердцу Фрейи война, она умела быть леди, более того, ей это нравилось. Закаленный характер и женственность часто становились причиной восхищенных мужских взглядов в ее адрес.
Рагнар, сложив руки на груди, довольно улыбался в бороду, глядя на все это, но его взгляд выражал нотки беспокойства. Примерно также он всегда смотрел на Фрэ во время особо жестких тренировок - гордый за свою ученицу, но беспокоящийся, чтобы та не пострадала. Сколь бы искусна она ни была, она все равно оставалась женщиной.
Гости простились с графом до ужина, и в сопровождении служанки, отправились в свои покои. Их комнаты располагались по соседству, что несказанно обрадовало командора, пожелавшей от кроткой девушки лишь немного воды. Рагнар открыл перед племянницей дверь ее комнаты, и вошел следом.
-Ну, что скажешь, дорогая племянница? - с долей ехидства поинтересовался он.
-Он совершенно не похож на того человека, что рисует людская молва, - с улыбкой ответила Фрейя, снимая с плеч тяжелый плащ с черным меховым воротником. Услышав такую оценку своего друга Рагнар довольно усмехнулся, но после его лицо стало вмиг серьезным. -Я должен предупредить - Сумарлит, он... - мужчина ненадолго замялся, словно пытался подобрать нужные слова: -Он падок на красивых женщин, Фрэ. Я прошу тебя, будь благоразумна, - он сделал шаг к племяннице, опуская тяжелую руку на девичье плечо, и заставляя посмотреть себе в глаза.
-Конечно, дядя, - отмахнулась Лундберг, не приняв его слова всерьез. Мужским вниманием она никогда не была обделена, но сердце ее давно было сковано службой, притом что абсолютно добровольно. Девушка уже смирилась с тем, что семья, домашний очаг, орава маленьких ребятишек - не её путь, свободолюбивая душа всегда требовала чего-то острого - полеты и сталь, вот то, что манило сердце Маленькой Валькирии, как называл её отец. К тому же кто он, а кто она... Их разделяла мало того, что пропасть в статусе в обществе, так еще и пропасть в возрасте и интересах. Ну, по крайней мере, она так предполагала. Мужчина еще несколько секунд внимательно смотрел ей в глаза, после чего довольно хмыкнул и выпустил плечо племянницы.
Раздался скромный стук в дверь - служанка принесла кувшин с водой и небольшую чашу, оставила их на столе и удалилась. Фрейя поблагодарила девушку, Рагнар же проводил ее молчаливым взглядом.
-Ладно, оставлю тебя до ужина, я за тобой зайду, - сказал он, покидая комнату и прикрывая за собой дверь. До ужина девушка успела подремать около получаса, умыться и привести себя в порядок. Она переоделась в темно-синее платье, расшитое по подолу серебром, и распустила часть своих кос, оставляя темные волосы струиться по плечам крупной волной, при этом боковые пряди остались убраны назад, дабы не падали на глаза и не мешали непосредственно приему пищи.
За окном уже стемнело, когда Рагнар и Фрейя спустились в уже знакомый им обеденный зал, где их уже ждал граф Бергтор в окружении своих внуков, как поведал девушке дядя. Ужин проходил в достаточно теплой, семейной атмосфере, без излишней манерности, но о правилах приличия воительница не забывала ни на минуту. Хорошее дворянское воспитание было заметно невооруженным взглядом в ее осанке, когда она сидела, в сдержанной улыбке, в том, как женские руки, пусть и оскверненные войной, но остающиеся изящными, держали столовые приборы. Фрэ вела себя достаточно скромно, при этом всегда готова была поддержать разговор, не оставаясь в стороне и не отмалчиваясь, но и не перебивая задушевных бесед старых друзей, явно давно не видевших друг друга.
-Кстати! Мою племянницу месяц назад назначили командором, Сумар. Я лично ее готовил к службе, - не без гордости, с долей хвастовства довольного собой человека поведал Рагнар своему свату, в очередной раз вскидывая в воздух свой кубок, наполненный хмельным напитком. -Предлагаю за это выпить! - отсалютовал он сосудом в адрес Фрейи.
-О, дядя... - рассмеявшись ответила Лундберг без лишних ужимок застенчивости. Что ни говори, она сама была невероятно горда и рада получению нового звания. -Служу Драконьему Острову, - в свою очередь она подняла свой бокал уже в адрес графа Бергтор, устремляя взгляд веселых темных глаз на него, в очередной раз поражаясь тому контрасту, что соединялись в этом человеке. Слухи не могут быть безосновательными, верно? Но до сей поры она не видела иных причин, помимо зависти и желания очернить.

+1

6

Легко понять, что представляет из себя тот или иной человек, если он до неприличия открыт в общении и поведении. Достаточно просто наблюдать за ним, вычеркивая в голове прошлые догадки, которые он опроверг поступком. Однако легко это только для того, кто имеет какой-ни-какой опыт, множество знакомых и вообще разбирается в людях. Как бы данный талант или навык приобретённый практикой, не казался сложным, на самом деле это лишь начало. Как обучение грамматике - сначала учишься держать перо, рассчитывать чернила, знать с какой силой давить на пергамент. Человек может знать буквы, уметь их переводить на бумагу, практикуясь в этом, улучшая навык. Он будет уметь читать и писать. Но это никогда не будет значить что он писатель или поэт. Аналогично, и поняв, что представляет из себя открытый человек, ты не можешь считать, что разбираешься в людях и можешь прочесть их как весточку от любимой. Ведь есть и очень скрытные люди, есть лживые люди, примеряющие на себя чужую жизнь, а есть люди такие, которых никому не понять. Как мы, обучаемся смотреть глубже, в самую душу, так же можем осваивать и скрытие внутреннего «я» от посторонних. Но самое тяжёлое, это знать о слухах, видеть человека, не соответствующего им, и пробовать разбираться в этой куче информации совершенно несопоставимой. В такие моменты нужно помнить, что тебе могут подсовывать то, что ты хочешь видеть, а первое впечатление почти всегда бывает очень обманчиво.
Сумарлит достаточно долго живет в этом мире, он встречал множество людей, наблюдал за ними, правил, любил, убивал, пытал а порой просто издевался. Смотрел на реакции, эмоции, научился различать искренние от лживых. В мучительных пытках или всего за секунду до гибели, люди не врут. Они либо молчат, либо глаголет истину. Многие скажут, что это отвратительно, что граф бездушное животное, желающее расправ и крови ради веселья. Он не будет отрицать, пусть это отчасти и лживые слова несчастных трусов. Перед кем ему оправдываться? Да, он жесток, жалость исчерпала себе ещё лет двадцать назад, когда от рук молодого всадника гибли сотни людей. Убивал во имя родины, во имя ее процветания. Откуда взяться жалости, когда жертву перестаёшь считать человеком? «Виновные будут наказаны за содеянное преступление.» Неплохо звучит, однако всадники лишь отчасти представители власти на острове. В основном они наемники, отнимающие жизнь за золото и провизию. Будет ли кто-то считать отца бездушным животным, если он забьет быка чтобы прокормить семью? Нет. Всадников тоже не назовут тиранами и беспощадными, бездушными тварями на родине. Это их долг. Прежде чем вешать клеймо, нужно задуматься, углубиться. Граф не щадит преступников, он с ними жёстко. Орден несет смерть другим, во имя собственного выживания и выживания близких. Везде, вокруг жестокость. Возможно он немного хуже. А возможно есть хуже, чем он. Бергтор просто делает то, чему обучен и что лучше всего у него получается - запугивает и убивает ради спокойствия в своих землях. Ведь страх заставляет двигаться людей быстрее, чем любовь к правителю. Его это устраивает.
Его методы решения проблем были давно ясны дворцовой прислуге, но каждый раз когда наказание за оплошность приводили в исполнение, они будто впервые, впадали в неистовый страх. Это было заметно по двум женщинам, накрывающим на стол. Всего несколько часов назад они наблюдали графа в гневе, а Захрока в крови няньки Розалии и ее возлюбленного конюха, Ристора. С того момента беззаботная девка навсегда оставила своих подопечных, их дед об этом позаботился. К ужину же, граф прибывал в более миролюбивом расположении духа, что не успокаивало слуг.
Когда долгожданные гости наконец присоединились к трапезе, обе прислуги стали порхать над столом, всячески пытаясь угодить им. Руки тряслись, но надо отдать должное этим женщинам, они даже в таком состоянии держались молодцом. Сумарлит оценил такое неожиданное, но приятное преображение Фрейи, но старался говорить беззаботно, поддерживая беседу с сватом и его спутницей, да не забывал наблюдать за всеми, кто его в этот момент окружал. Конечно же внукам было отведено самое большее количество времени, ибо мальки ещё не особо вникли в этикет и плевать хотели знает ли его их дед. Баловались, смеялись одновременно с употреблением пищи. Стоило конечно сделать замечание, и он бы сделал, будь трезвее. Но граф себе в этот день решил ни в чем не отказывать, а значит и им можно. Все равно скоро спать.
И вот когда детей уже отвели в кровати, а за столом остались только трое, брюнет таки почувствовал себя более расслабленным. Его внимание стало чаще падать на девушку, ее манеры, слова. Он будто хотел ухватиться даже за малейшую оплошность, но увы, такого шанса ему боги не предоставили. Графу было важно это, важно видеть идеальность в дворянском воспитании, ведь именно оно играет главную роль при выборе женщины. Красота конечно важна, но неряшливость и дикость могут вмиг ее перебить. Благородство должно быть в крови, а манеры как часть тела, всего организма. Только в совокупности, данное может быть приписано к древней расе. Ведь когда смотришь на дракона, ты никогда не усомнишься в том, что это дракон. И ведь тут тоже важен не только размер - слон тоже большой. Грация, сила, величие с которым они рассекают небо. Не одна птица такого не повторит, не один зверь не сравнится с ними. Дыхание становится прерывистым, а взгляд уже невозможно оторвать от их великолепия. Сумарлит считает, что и женщина должна восхищать точно так же, когда невозможно усомнится в её отличительной ценности на фоне остальных.
- Так а что же ты раньше молчал? Такое событие нельзя оставлять без внимания. Ты же лишаешь девушку моментов, когда можно гордиться собой по праву. Первые дни самые сладкие. Разве не помнишь, как в этот момент хочется, чтобы о повышении знали все вокруг? - довольно улыбается, и поворачивается уже к девушке.
Пока он добро возмущался, она успела произнести тост, и граф забыл, что хотел сказать дальше. Но мужчина не перебил, лишь склонил голову в знак поддержки.
- И познает могущество драконьих всадников тот, кто решит усомнится в величии их родины. - голубые глаза смотрели в ответ на женский взгляд, даже после поднятого вверх, в честь тоста, бокала, содержимое которого выпито было до дна.
- Не сочтите меня невоспитанным мужланом, но я хотел бы узнать, не как мужчина, а как бывший солдат Ордена и отец служащего воина. В каком возрасте вы приняли на себя эту должность? - граф откинулся на спинку своего стула, переводя своё внимание снова на свата.
- Варг ещё не добился таких успехов, друг мой. Но его наставником тоже был ты. - казалось будто улыбка медленно покидает главу дома.
- Или на моем сыне ты отдыхал после тренировок с племянницей? - он внимательно смотрел на Рагнара, пока ещё сдержан и спокоен.
- Я на двадцать втором году добился этого, в двадцать восемь я уже был Северным Маршалом, а он мой сын. Или ему ума и таланта недостает, Рагнар? - отпил из бокала, который тут же наполнила одна из прислуг, явно не желающая находится рядом с господином в этот момент.

Отредактировано Sumarlit Bergtor (2019-01-10 20:32:04)

+1

7

Фрейя удивлялась на саму себя. Военная служба, в которую она нырнула буквально с головой, круто изменила ее саму. Из цветочка, бережно взращенного на просторах Авалона, и так трепетно оберегаемого со стороны отца от возможных нападок братьев, выросла суровая северная женщина, гордая и преданная своему делу. Но, надо сказать, и воспитание на Авалоне было в ежовых рукавицах - тетя Хильдегарда не скупилась на методы, дабы привить "этой северной дикарке" манеры настоящей аристократки. За годы в Ордене, где все это было ненужным, Фрэ думала, что позабыла все правила этикета, поэтому и переживала относительно предстоящей встречи с графом, но все получалось как-то само собой, стоило сменить тяжелые плащи на элегантное платье, а оружие на изящный серебряный браслет. Настолько глубоко вбитые заботливой тетушкой знания не забудутся и не затрутся никогда, а отсутствием женственности командор никогда не страдала. Женственность, но не хрупкость - даже сейчас, за столом на импровизированном приеме, ее было очень сложно назвать кисейной барышней.
Лундберг ополовинила свой бокал, немного зардевшись после слов графа Бергтор, и заела крепкое вино куском сыра. Однако на этом внимание к ее персоне не закончилось, Сумарлит все еще не спускал с девы внимательного взгляда голубых глаз, и, проявляя свою заинтересованность, задал свой вопрос.
-Мне двадцать пять, Ваше Сиятельство, - тут же ответила Фрейя, учтиво кивнув. В голосе ее не было показушной напыщенности. Да, она была горда тем, что ее старания были оценены по праву, что дорога, прорубаемая трудолюбием, кровью, потом, сообразительностью и отвагой, привела ее к заветной цели. Но она никогда не считала себя лучше или выше других, неоднократно слышала истории про других воинов и воительниц, что пришли к высоким рангам в совсем юном возрасте. Более того, знала она и про графа, что стал командором в двадцать два - эту историю ей рассказывал сам Рагнар. Отец служащего воина... Кажется, парня зовут Варг, если она правильно помнила. Им приходилось пересекаться, ведь он с самого детства, как и его брат Арне, был учеником её дяди, они общались, даже обедали за одним столом в тот год, пока Фрейя не поступила на службу, но не были близко знакомы. Рагнар уделял племяннице внимание только когда отдыхал от тренировок обоих Бергторов.
Поэтому претензии графа были с точки зрения девушки несправедливы. Однако в какой манере он их высказывал... Не укрываясь за высоким слогом, но и не предъявляя в открытую, балансируя на грани. Вот только взгляд его стал более жестким и холодным, а в голосе едва уловимо зазвенела сталь. Один неверный ответ и повисшее в воздухе напряжение перерастет в "войну". Казалось, словно в окутанную теплом уютную гостиную открыли дверь, запуская ледяной зимний воздух. Чувствуя себя неуютно Фрейя поджала губы и чуть нахмурила брови, обеспокоенно переведя взгляд с Сумарлита на Рагнара.
Боги, теперь я немного начинаю понимать, откуда эти слухи...
Однако разрумянившийся от выпитого старый приятель, кажется, и бровью не повел - в ответ графу разлился добрый мужицкий смех, а затем дядя хлопнул себя ладонью в грудь, все также весело глядя на Сумара. Похоже он совершенно не почувствовал повисшей угрозы, либо же просто уже не обращал внимания, ведь он знал своего старого друга всю жизнь:
-Ты, верно, обуянный алкоголем, не так меня понял, старина. Или тебе наливают крепче, чем нам? Не порядок! - отшутился Сигват и вновь рассмеялся, впрочем быстро взяв слово вновь: -Что я был бы за друг, если б не держал обещаний? Я занимаюсь только твоими сыновьями, Сумар, и к обучению Фрейи в Ордене не имею ровным счетом никакого отношения. Я помогал ей разве что добрым словом и своим советом, когда она обращалась ко мне, - он с теплом взглянул на свою племянницу, она же сдержанно улыбнулась в ответ, прекращая хмуриться и закивала.
-Ему достает всего, погоди, еще тебя обскачет, получив cразу Северного Маршалла, - с ухмылкой отозвался Рагнар, однако по его виду было понятно - сказанное им не было просто шуткой или брошенным в пустоту словом - он действительно видел в Варге перспективы. Сигват налил себе еще вина из кувшина, и вновь вскинул в воздух бокал:
-За семью, - отчеканил он.
-Да сохранят боги тепло Вашего очага, граф, и принесут славы Вашим детям, - подхватила Фрейя, поднимая свой бокал. Почти уже звеневшее напряжение улетучилось в один момент.

+1


Вы здесь » Fire and Blood » Флешбэки » Это не любовь, это дикая охота на тебя (с)